Все записи автора iereys

Особый дар патриаршества?

(Ответ на один из вопросов-комментариев)

Благодать дается каждому христианину, в том числе и применительно к тому кресту, который он берет на себя. Естественно, что патриаршество — особый крест, и если человек, занявший этот пост, будет действительно брать свой крест на себя, то будет иметь и соответствующий дар благодати. Не будет брать крест — может остаться только функционером.
Личность вообще понятие таинственное. Это понятие связано с понятием образа Божьего в человеке, который тоже до конца неизъясним. Истинное и окончательное (для вечности) становление личности происходит только во Христе. Думаю, что для того, кто дерзнет занять место патриарха, это не исключение. Кандидат в патриархи, хотя это как правило далеко не молодой человек (в таком возрасте большинство людей уже давно на пенсии), вдруг оказывается перед задачей вступить на одной из самых тяжелых и ответственных служений. Для этого он и должен быть личностью непустяшной, потому как в самом этом служении должен будет раскрыться как личность со всей ответственностью перед Церковью, народом и вечностью… Вот и подумайте, каков это выбор…

Личность и система

Как и во все времена, значение личности в истории и общественной жизни остается чрезвычайно велико. А в нашей церковной жизни, боюсь, этот феномен выражен в еще более заметной степени. Собственно, многие системные механизмы более или менее оптимально работают тогда, когда на их функционирование влияет та или иная значимая личность.  Так, к примеру, насколько  результативны воскресные школы, гимназии, общины, сестричества и т.д. — зависит всецело от того, кто именно из правящих епископов, наместников, настоятелей оказывается во главе всех этих предприятий или учреждений. То есть, очень многое зависит от того, насколько имеющий определенную власть является Личностью с большой буквы. Конечно, в идеале лучше всего дело обстоит тогда, когда системный механизм устроен так, что работает оптимально, не зависимо от того, кто конкретно отвечает за управление. К сожалению, в реальности так бывает крайне редко. Кстати, ушедший новопреставленный патриарх Алексий, каких бы мнений кто о нем не придерживался, был именно что Личностью с большой буквы. Если бы на его месте был просто безликий функционер, вряд ли бы нынешняя церковная система могла находиться в определенном единстве, а равно и в — новой симфонии с современным государственным устройством. Кто и как опять же эту симфонию оценивает — другой разговор. И еще одно характерное наблюдение. Весьма показательна реакция на кончину Патриарха. Скорбь, сожаления и опасения вполне понятны. Однако очень характерно и то,  что многие из критически настроенных не смогли промолчать и продолжили развивать свои критические построения, основываясь на факте смерти Патриарха,  реакции общества  и, одновременно, на все тех же известных сюжетах из все той же копилки, типа продажи алкоголя с табаком и советского прошлого покойного иерарха. Умней все же было промолчать и не высказывать  абсолютно не новых критических суждений, потому как в такого роды ситуации это неизбежно начинает окрашиваться заметным цинизмом. Однако не умение сдержаться показывает, что многие из наших публицистов могут работать только в одном регистре и не в состоянии его поменять даже тогда, когда такой переход просто необходим для того, чтобы возвыситься над сиюминутностью, а не свидетельствовать о собственной беспринципности. ..
Возвращаясь же к проблематике патриаршего служения и нашей церковной ситуации, можно сказать еще только одно: настоящее преемство власти в Церкви возможно только в том случае, если новый Патриарх тоже будет Личностью. В противном же случае нас ждут серьезные проблемы…

О почившем Патриархе

Думаю, о почившем Патриархе будет сказано очень много. Возможно с ним, действительно, уходит целая эпоха, которую можно коротко назвать — византинизм (от слова — Византия) . В принципе, византийское православие претерпело крушение около ста лет назад — с революцией в России. Мы еще просто живем по инерции византийских мерок и не известно когда еще с ними реально расстанемся. Сам же Патриарх был очень достойный человек. Будучи в числе московского клира, я неоднократно наблюдал его за богослужениями. Он же меня в свое время и рукополагал. То, что этот человек о самом себе думал мало — вполне очевидно. Да и служил почти каждый день. На фоне некоторых других православных патриархов прошлого и нынешнего века это было просто молитвенным подвигом. Упокой, Господи, его душу!
http://iereys-foto.livejournal.com/5452.html?mode

Метод благоразумного разбойника

Интересно, что некоторые мои оппоненты из-за последних заявленных здесь тем разразились гневными отповедями на тему крайней ортодксальности "о.Андрея". Чтобы не быть голословным — процитирую:
"
По о. Андрею, получается так: пил? — в огонь вечный, что с того, чо ты Александр Блок? Блудил — туда же, подумаешь, Пушкин! "Литургию", говоришь, написал, содомит? На дно адово! И так далее…" 

Передергивание, конечно, в наше время в моде. Ну да ладно — не в первый раз такое. Однако, со всей ответственностью заявляю:

Речь не идет о том, что кого-то вообще кто-то может отправлять в ад!

Речь идет не о конечных судьбах, а лишь о методах! Сколько это можно повторять?!

Хочешь пить? На здоровье! Никто не мешает! Закусывай получше! Если рано или поздно покаешься — спасешься! Можно назвать это даже методом "благоразумного разбойника"! Исключительный такой метод. Типа, как бегать все время на красный свет — может и выскользнешь из-под колес, твой выбор… Но все же это не вполне христианский метод. Своим детям я бы его не пожелал. Да  и своим оппонентам и их детям тоже…
Думаю и они, будь такая возможность, выбрали бы для них, скорее, некую спасительную узость, чем гибельную широту.
Так что спор этот основан больше на передергиваниях, чем на реальной проблематике…

Бант вместо бинта

(в продолжение темы "Евангельское и христианское")

 

Однажды, держа в руках кассету с альбомом группы "Агата Кристи", я с удивлением обнаружил на вкладыше в  "содержании" песню под названием "Розовый бант".  Фокус в том, что на самом деле такой песни нет. Есть у этой уральской рок-группы песня "Розовый бинт", где главным героем является мертвец, лежащий на берегу реки, в то время как к его рукам течение приносит "розово-алый бинт с запахом крови". Вот эта вот, должно быть, не случайная опечатка, как мне представляется, может служить иллюстрацией к теме "Евангельское и христианское". "Розовый бинт", если угодно, это Евангелие "с запахом крови" Христовой, из которого мировая и историческая редукция пытается сделать "христианское" в виде украшения-банта на главе духовно мертвого человечества. Естественно, что бинт как таковой необходим для заживления опасных ран, в то время как бант в роли бинта выступать не может. Правда, можно, наоборот, пытаться нарезать из бинта розовых бантиков (тоже при этом с запахом крови), что человечество успешно и проделывает, однако затем пытаться сшить из этих бантиков все тот же ранозаживляющий бинт уже вряд ли будет возможным. Здесь, конечно, можно много говорить, почему такого рода редукция происходила и происходит. Основная причина —  попытка заслонить главное в Евангелии (Христа "с запахом крови") второстепенным:  заповеди — культурной или общественной деятельностью, созидание Церкви — церковной  политикой, саму Церковь — ее институцией и задачами по сакрализации и сохранении этой земной институции… Ну и так далее и тому подобное…

 

(Вообще, что касается в данном контексте темы о  Церкви, то здесь уже оказывается уместной радикальная экклесиология того же "Васи Такина".  Такого рода экклесиологический радикализм  все эти банты, бантики  и "расширения" терпеть не может, а запаха настоящей евангельской крови не боится…  А что делать? Иначе мы все окончательно погрязнем в этих самых розовых бантах, тогда как  нуждаемся в приятии животворящей Крови Христовой)…

Евангельское и христианское

Еще Клав С.Льюис заметил злоупотребление словом «христианство».  У него говорится про лживую связку с «и». Типа «христианство и…» Ну, там, к примеру «христианство и искусство», «христианство и политика»… В результате такого злоупотребления система ценностей настолько замыливается, что та же политика, конечно же, остается политикой, а вот что происходит при этом с христианством —  большой вопрос. В прошлых «постах», по случаю, мне пришлось сравнить понятия «евангельский» и «христианский». И вот что интересно: получается, что понятие «христианский» куда как шире, чем «евангельский». Сказать, к примеру, «христианская поэзия» — запросто, а вот употребить слово «евангельская поэзия» по отношению к какому-нибудь современному поэту – вряд ли кто рискнет. То есть, «евангельское» и «христианское» это уже давно не синонимы. Под понятие «христианское» можно подогнать уже что угодно. Под «евангельское» — пока нет. Только этим и остается утешаться…

(конечно, всякие там протестантские штучки, типа бардов-евангелистов всерьез рассматривать не стоит)

Евангелие и «фруктовый кефир»

К предыдущему  "посту" было несколько возмущенных комментариев — типа, "зря вы так, батюшка" — ну, мол, слишком узко, уж очень ортодоксально и так все очевидно. Однако, боюсь, что далеко не все так очевидно… Что я имею ввиду? А то, что многие из современных эстетов здесь в ЖЖ желают широту своих взглядов считать вполне христианской или евангельской мыслью… Неужели я против свободы слова и творческого самовыражение? Отнюдь! Только —  за! — и, несомненно, против формальных запретов и внешнего давления на творческих людей! Но я также категорически против подмены понятий! Можно ли пьянствовать и считать это творческим методом? Да, как говорится, на здоровье! Только зачем при этом называть сие христианством? Зачем довешивать Евангелие к столь своеобразным образом осуществляемому личному творчеству? Да, ты можешь использовать евангельские и христианские образы (в системе европейской культуры от этого вообще никуда не деться), но к чему этот компот именовать в собственном смысле христианским творчеством? Это творчество — вообще… Зачем сюда обязательно примешивать Самого Христа? Разве в фруктовом кефире обязательно Его присутствие? А ведь "поле" современной культуры (да и вообще современной жизни, в том числе и церковной) все более превращается именно во "фруктовый кефир", куда можно намешать сколько угодно ингредиентов, но при этом это все равно будет фруктовый кефир, лишенный евангельской соли, потому как в такого рода кефире ее и не может быть. Лично мне этот кефир уже давно противен. Мы рискуем в нем захлебнуться — и на уровне нашей церковной жизни, и на уровне даже и общественной. В кефире нет жизненного стержня, а есть — многообразие жижи. В этом смысле я предпочитаю быть ортодоксом и даже обывателем (как меня здесь уже обвиняли), чем шибко продвинутым либералом с разжиженной системой ценностей…

Врата и свобода

Что ни говори, а Евангелие — очень неудобная для прекраснодушной широты — Книга. Вместо того, чтобы объять всех и вся, все разрешить и всему найти оправдание — Евангелие почему-то свидетельствует о тесных вратах, ведущих в Царство Небесное, о разделении вместо объединения ("один берется — другой оставляется"), об адски муках ("геена огненная","скрежет зубовный", "червь неусыпающий"). Однако — не страшно! Самое главное — Евангелие не отменяет свободы! В том числе и в обращении к нему, к Евангелию! А свобода и вправду — главный критерий. Свобода как ответственность, прежде всего! Или свобода, как безответственность — тоже… А как же иначе? На то и создан человек самим Богом, чтобы иметь свободу. Да и казалось бы какая беда? Живи и твори как хочешь! Хочешь — спивайся, хочешь — спасайся, в исихазме, к примеру. Однако все же одной свободы выбора мало. Под выбор (пусть и не верный) надо обязательно подвести, если не евангельскую (слишком узко), то хотя бы христианскую (немножко пошире) основу. Не беда, что сказано, будто пьяницы Царства не наследуют. Апостол, должно быть, пошутил. На самом деле — пьянство это один из творческих методов. Я не шучу. Об этом вполне серьезно говорит один поэт и священник: " для Верлена и Мусоргского их пьянство – одно из средств для создания их произведенийНо я не удивляюсь. Еще Достоевский говорил, что широк русский человек. И в этом тоже его Богом данная свобода. Предпочитать широту — узости врат…

Из Георгия Иванова….

*     *     *
Художников развязная мазня,
Поэтов выспренняя болтовня…

Гляжу на это рабское старанье,
Испытывая жалость и тоску:

Насколько лучше — блеянье баранье,
Мычанье, кваканье, кукареку.

(Георгий Иванов)