Архив рубрики: Живой журнал

«О, добрые враги!»

«Скажи же мне, иудей: ро­дила дева или нет? Если она родила, то исповедуй необычай­ное рождение; а если не родила, то для чего ты обманул Ирода? Когда он спрашивал: «где должно родиться Христу?», ты сказал, что «в Вифлееме Иудейском» (Мф.2:4–5). Разве я не знал этого селения или места? Разве я не знал достоинства Родив­шегося? Не говорил ли Исаия о Нем, как о Боге? «родит Сына, говорит он, и нарекут имя Ему Еммануил» (Ис.7:14). Не вы ли, неблагодарные враги, объявляли эту истину? Не вы ли, книжники и фарисеи, ревностные хранители закона, учили нас всему, что касается Его? Разве мы не знаем языка еврейского? Не вы ли толковали Писания? После того, как дева родила и даже прежде, нежели она родила, – чтобы не по­казалось изъяснение этого места сделанным в угождение Го­споду, – не вы ли на вопрос Ирода привели в свидетели про­рока Михея для подтверждения слов ваших? «И ты, – говорит он, – Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле» (Мих.5:2; Мф.2:6). Хорошо сказал пророк: «из тебя», потому что от вас Он вышел и пришел во вселенную. Сущий приходит, а не сущий творится или созидается. Он же и тогда был, и прежде был, и всегда был. Но был всегда, как Бог, управляющий миром, а сегодня пришел, как человек; как человек, Он пасет народ, а как Бог, спасает вселен­ную. О, добрые враги! О, благосклонные порицатели, которые неза­метно для самих себя показали родившегося в Вифлееме Бога, которые сделали известным сокрывшегося в яслях Господа, которые невольно открыли лежащего в пещере, и, не желая, сде­лали добро, желая скрыть – открыли! Видишь ли невежественных учителей? Чему учат, они не знают; алкая питают, жаждая напояют, находясь в бедности обогащают».
Святитель Иоанн Златоуст. Слово на Рождество Спасителя нашего Иисуса Христа.

Стоит заметить, что и впрямь: Истина в истории свидетельствуется многоразлично, даже и от врагов истины. Поэтому нам надо бояться не за Саму Церковь, врата ада которой все равно не одолеют, как известно, а за самих себя в Церкви: являемся ли мы сами истинным собранием во Христе и свидетельствуем ли сами об Истине, разумеется, не как враги, но как друзья.

«Клавиатура зла очень широка. Если ее более низкие регистры еще вызывают у людей негодование (я не говорю о степени его искренности), то его более тонкие или прикрытые ноты чаще всего не только не отталкивают, но и привлекают. На самую паршивую нечистую силу достаточно надеть врубелевский маскарад, чтобы наименовать ее не нечистой силой, а, скажем, байроновским демоном и написать о нем доброжелательную статью». Сергей Фудель. Письма.

Интересно, что это Фудель говорит о современной ему литературной культуре вообще. Это тогда ещё не было интернета и социальных сетей… Какова же «клавиатура зла» сейчас?

«Дева днесь Превечное Слово / в вертепе грядет родити неизреченно: / ликуй, вселенная, услышавши, / прослави со Ангелы и пастырьми / хотящаго явитися Отроча Младо, Превечнаго Бога».


Волхвы

То, что не может быть терпимо в Церкви.

(Крайне нетолерантный текст!)

Содомия как таковая не есть частное дело или только личный порок. Существование содомитов в Церкви является не просто соблазном, но, увы, соблазном вопиющим. Это видно из того, что известные примеры вовсе не являют собой жмущихся по углам порочных «тихушников», нет, но как это не прискорбно, порой, это руководители целых епархий. И беда не только в том, что «голубятня» рвется к власти и даже уже имеет определённую власть, беда ещё и в том, что представители данного порока агрессивны и, по сути, стремятся осуществить в Церкви своего рода нравственную ревизию. Так, в современных полемиках в сети можно найти откровенную «евангельскую» апологетику содомии как таковой, «богословские обоснования» допустимости данного порока. А есть уже и практические «приложения» данного «богословия». Так, к примеру же, увещевательная речь известного митрополита к проштрафившимся семинаристам содержит весьма оригинальные перлы: типа, мы покрываем то, что вы частенько живете себе с кем попало из женщин, часто женитесь не на девицах, как подобает ставленникам, а на вдовах, мы все равно вас рукополагаем, закрываем на всё это глаза, а вы нас предали и т.д. Ну, фактически, практическая нравственная ревизия канонического права просто налицо, которая оправдывается еще большим пороком в верхах – и, тогда, всё дозволено, всё нормально, всему можно найти оправдание, со всем этим нужно быть согласным, тогда и ты тоже имеешь право на свою толику «икономии». От Правды Христовой здесь, естественно, уже не остаётся камня на камне. Но представителям подобного мировоззрения она и не нужна. У них своя правда — соляных столпов. И это не выдумки, это реальность, которая ведёт своё наступление на Церковь Христову. Не мной замечено, что данный порок содомии очень не многих приводит к покаянию. И, действительно, большинство приходских священников могут заметить, что кающихся содомитов мало. Есть, но они и впрямь немногочисленны. Больше, скорее, тех, кто хотел бы полной легализации и одобрения. Причем готов добиваться этого вполне агрессивно, наступательно, вовсе не прячась по углам. Для мира внешнего это уже не удивительно. Плохо, что это становится не удивительно для мира церковного. Похоже, что те содомиты, кто находится внутри внешней ограды Церкви, тоже осознают себя некой «положительной», а не маргинальной силой, старающейся вести свое наступление. Но если им и впрямь дать волю, оставить в покое, то постепенно мы превратимся из Церкви Христовой в Содомскую и Гоморрскую. Чего да не будет, да не попустит этого Господь!

Реплика (моя) по случаю в одном из блогов:

«Боюсь всё же, что наличие голубятни перестало быть внутренним делом Церкви. И Казань с Тверью не Кураев сочинил, но лишь обнародовал. Лично мне, после некоторых размышлений, совесть говорит, что сейчас, скорее, время поддерживать протодиакона, когда он один вышел на это поле брани, чем выступать против. Это при том, что со многим в его методах деятельности тоже не согласен. Но внутренними террористами, скорее, является сама голубятня и политика умолчания, которая пусть медленно, но верно разлагает и порочит церковный организм изнутри. Карфаген должен быть разрушен, но для этого его и надо отделить от Церкви как таковой. Совместная же жизнь в одном Карфагене и политика толерантности к его порокам погубит всех».

«На Севере грань (в природе) между временным и вечным как бы стирается или (может быть) временное, за смирение свое, становится вечным»
(Сергей Фудель. Письма).

Январь 1996_шоп_обрез

Злободневно новогоднее или страсти по Кураеву:

Несмотря на праздник и всеобщий «вдрабадан», страсти вокруг протодиакона Кураева кипят и налицо определённое разделение среди части православных в отношении фигуры миссионера всея Руси, сподобившегося в эти предновогодние дни быть исключенным из некоторых официальных церковных структур и громогласно возгласившим о своего рода гонениях, учинённых теми, кого прямо называть нельзя. В принципе, лично мне не очень нравится сам этот публичный плач отца протодиакона, потому как «за что боролся, на то и напоролся», ведь сам по себе основной его метод — постоянная работа с помощью провокаций и скандала — неизбежно предполагает, что та или иная реакция воспоследует. Реакция и последовала. Да, то как именно эта реакция воспоследовала, тоже восторга не вызывает, поскольку в свою очередь осуществлено это всё довольно неумно и не на пользу самого учёного православного сообщества — уже хотя бы потому, что сейчас не XIX век, но времена повышенной «мобильности и повсеместности», так что всякая такого рода «реакция» становится топовой темой для обсуждения в сети.
Ну, и т.д. и т.п. Однако ж… Если-таки поставить вопрос ребром относительно Кураева («да» или «нет», «зачёт» ему в целом или «не зачёт»), лично я все равно поставил бы ему именно что «зачёт» и во всей этой истории приветствую его именно как христианина, поскольку сама его позиция, при всех издержках и провокационности, которая во многих своих проявлениях мне лично, опять же, далеко не во всём нравится, является христианской, евангельской…

Или, иначе говоря:

«При всём при том, при всё при том, при всё при том при этом,
Маршак остался Маршаком, а Роберт Бернс поэтом…»

Конечно, и официоз у нас тоже старается быть христианским, но у отдельных верующих и талантливых личностей это пока получается явно живее и потому лучше.