СПРОС И ПРЕДЛОЖЕНИЕ В ЦЕРКВИ, часть 3.

Несомненно, что самосознание самого священства является краеугольным камнем для формирования евангельского понимания духовной жизни. Для этого сам священник должен это евангельское понимание иметь. Также — для этого — само священство должно понимать свое место в Церкви. И если рассуждать опять же по-евангельски, это место вовсе не есть центральное или главное — возвышающееся над остальным народом. Скорее, должно быть наоборот. "Больший из Вас да будет всем слугой". То есть, слуга и должен находиться на месте или положении даже более низком, чем все остальные. Священство призвано быть слугами Самого Господа в деле осуществления Таин и Таинств Божиих применительно к каждому приходящему ко Христу. В этом смысле священство имеет в Экклесии исключительно функциональное значение. Кто-нибудь скажет: а как же пастырство, настоящее духовничество, истинное старчество? Это тоже только функция? Да что вы такое говорите? — Да, это тоже функция, которая еще с большим успехом может привести ко Христу, потому что запечатлена личной святостью или пастырским подвигом носителя — приводящего кающегося грешника не к своей незаурядной пастырской личности, но к Личности Самого Христа.

Читать далее

Не мир, но разделение…

Истинное единство возможно только во Христе. Если кто не принимает Спасителя, тот от истинного единства неизбежно отпадает. Сам Господь говорит об этом совершенно ясно:
«Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение" (Лк. 12, 51)
При том, что, как мы слышим далее, это разделение может проходить прямо через кровное родство — казалось бы, что для естественной человеческой жизни важней, чем единство в семье или между родственниками, но здесь Сам Бог вменяет это единство как не бывшее, если нет более важного единства — духовного. Помню, одна умирающая женщина, которую мне довелось в течение длительного времени периодически исповедовать и причащать на дому, поведала мне, что ощущает удивительное духовное родство, которое стало для нее намного важней отношений со всеми в общем-то неверующими родственниками и друзьями. И это действительно так: нет выше духовного родства, нет сильней настоящего единства во Христе. Достигается это ясным исповеданием Христа — Спасителем, — целостью, цельностью, твердостью веры. Меч, о котором говорит Господь, это все-таки не кисель. Последний не может принимать твердых форм, но всегда будет бесформенной лужей, в которую хоть и намешай разных ингредиентов, но все равно лужей и останется. Можно, конечно, пытаться конструировать некое псевдоединство на якобы христианской почве, но это все равно будет не долговечным, если не имеет твердого основания. И за примерами, как говорится, далеко ходить не надо. Сие видно даже потому, что пишется и о чем говорится здесь — в том же ЖЖ (который является некоторой проекцией большого мира). Ты дерзаешь особенно оригинально богословствовать и допускаешь, что в Боге не Три Лица, а все — сто? — да на здоровье! — но только не надо выдавать это за христианство… Ты умудряешься совмещать патериковую святоотеческую литературу с порнографией? — увы, но разве ты тогда христианин? Ты не хочешь расстаться с зеленным змием, но при чем тогда проповедь о Христе? Ты слишком широк в своих умозаключениях и хочешь совместить восток и запад, высоту и глубину, праздность и целеустремленность? — но при чем здесь тогда твердое упование на Христа? Или разделился Сам Христос? И если Господь вменил ни во что даже кровное родство, то почему же он должен сочетать всевозможные, порой взаимоисключающие мировоззренческие константы? Какое согласия между Христом и велиаром? Можно плакаться и скулить о искомом единстве, примирении и согласии… но сие, как ни крути, невозможно — до тех пора пока это и вправду не соделается истинным, до тех пор пока это не осолится настоящей солью, имеющей непроходящую силу — евангельской…

Система не всегда работает…

Некоторое время назад в ЖЖ было много страхов относительно заявлений священноначалия о том, что деятельность православного сегмента ЖЖ должна как-то цензурироваться, а пишущие здесь священники должны обзавестись своего рода благословением-разрешением свыше. Но вот интересная деталь. Сегодня разговаривал с одним священником, который часто выезжает на разные симпозиумы, фестивали, съезды, собирающиеся на разные общественные и социальные темы. Поскольку такого рода визиты связаны с пребываниями в других епархиях, то обязательно нужно заручаться официальным благословением. Десятки раз сей батюшка подавал в письменном виде соответствующие прошения в канцелярию МП, но ни разу не получил никакого ответа, поскольку просто-напросто там все тонет в ворохе бумаг. Так и приходиться миссионеру ездить без официальных благословений…

СПРОС И ПРЕДЛОЖЕНИЕ В ЦЕРКВИ, часть 2.

Итак, истинное церковное бытие (экклесия) не может быть связано с языческой мотивацией религиозной жизни: настоящая духовная жизнь может осуществляться только во Христе, а все что в Церкви происходит подлинного —  должно приводить ко Христу, даровать общение с Ним, а не служить только элементарному удовлетворению религиозных чувств верующего.
 
 

Читать далее

СПРОС И ПРЕДЛОЖЕНИЕ В ЦЕРКВИ

В свое время одна из фраз «правдореза Васи Тапкина» в одном из его постов (http://vasia-tapkin.livejournal.com/63976.html) уязвила мое понимание жизни в Церкви самым серьезным образом – так, что в тот момент я не то, чтобы не нашелся, что возразить, но и вообще не рискнул рассуждать на эту тему, поскольку очевидность сказанного говорила сам за себя:

«наша рОдная эМПерия в этом своём НЕ ОТКАЗЕ от крещения ЛЮБОГО пришедшего человека, на мой взгляд, совершенно — ПРАВА.

Проблема-то ВСЯ в ТОМ, что, собственно говоря, ПОСЛЕ крещения, ЕЙ абсолютно НЕЧЕГО предложить ПОЛУЧИВШЕМУ ПРЯМУЮ СВЯЗЬ со ХРИСТОМ и ЕГО ЭККЛЕСИА человеку».

 

 

Читать далее

Не только на кухне…

Апостол говорит: "Рабы, во всем повинуйтесь господам вашим по плоти, не в глазах только служа им, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь Бога" (Кол. 3, 22)

 

Должно быть, это все очень понятно в любую эпоху: отношения, если не всегда раба и господина, то — по меньшей мере — начальника и подчиненного.  Как и совершенно всем понятен тезис — подальше от начальства — поближе к кухне. Однако апостол именно этого вовсе и не советует, не говорит рабам бежать от господ, чтобы обрести вожделенную внешнюю свободу. Как известно, гораздо важней свобода внутренняя — и обретение ее не нуждается в видимой внешней свободе. И вот эта самая настоящая внутренняя свобода прямо зависит от Бога. Точнее, от присутствия Бога в нашей жизни. Только, чтобы это присутствие начало осуществляться, нужно научиться Бога бояться и обрести простоту сердца. С начальством же какие чаще всего отношения? Или с фигой в кармане, или — поближе к кухне. Проблема же в том, что с Богом такие фокусы не проходят. Фигу в кармане Бог все равно видит, а с одной только кухней в вечность не въедешь. Вот апостол и говорит тем же рабам, что, мол, научитесь подчиняться своим господам без фиг в кармане и с простосердечием. То есть без человекоугодия и (добавим) чрезмерной елейности (чего, кстати, в нашей церковной  жизни с избытком). Тогда и Самому Богу будет проще научить нас повиновению  — не на какой-то там кухне — а на Его Божественной Трапезе…

Герметичность фарисейства

Христос говорит фарисеям: "Подавайте лучше милостыню из того, что у Вас есть, тогда все будет у вас чисто"(Лк. 11,41). Почему, обличая фарисеев в их гордыне, Господь говорит именно о милостыне? Ведь надо думать, что в силу своей внешней праведности кое-какую милостыню фарисеи все же подавали, иначе о них же не говорилось бы, что они трубят о своих видимых подвигах. И потом, что значит — "из того, что у Вас есть"? Разве опять  речь о «минах» и «динариях»? Скорее всего, не о серебре все же речь… А что тогда еще есть у фарисеев? У них все же есть кое-какая вера и внешняя праведность. Беда только, что они  своей внешней праведностью превознеслись, а вера их мертва, поскольку кроме внешней видимости никаких дел не имеет. Вот Христос им и говорит, что надо раздавать веру и праведность, а не копить ее в себе как потаенное самостное сокровище, иначе это может обернуться внутренней мертвостью и гнилью. К сожалению, и в наши дни бытует в общем-то достаточно главенствующее представление, что духовная жизнь эта такая своего рода игра в одни ворота. Спасающийся должен порциями потреблять благодать, постепенно накапливая ее, стараясь при этом не расплескать и волком смотреть на тех, кто пытается покуситься на духовно-возвышенное состояние ей причастного. Но это же и есть состояние герметичного в себе фарисейства, поскольку не происходит никакого раздаяния веры и милости. А значит, просто-напросто реализуется и воспроизводится состояние духовной мертвости и нечистоты…

Огонь…

"Как явлюсь я пред тобою, Христе мой?

Как приближусь к трапезе твоей?

Как буду держать пречистое тело Твое,

Имея руки совершенно оскверненныя?

Как воспою Тебя, как буду ходатаем за других,

Не имея ни добрых дел от веры,

Ни любви к Тебе, ни дерзновения,

Но будучи сам должником, как Ты знаешь,

Многими талантами, многими беззакониями.

Недоумевает ум, бессилен язык,

И никакого слова не нахожу я, Спасителю,

Чтобы поведать о делах Твоей благости,

Которыя Ты сотворил на мне, рабе Твоем.

Ибо внутри меня горит как бы огонь,

И я не могу молчать, не вынося

Великого бремени даров Твоих".

 

(Из «Тридцать девятого гимна» преп. Симеона Нового Богослова).

 


Все это мы можем вполне отнести к себе, за исключением того, что и огонь-то в нас почти не горит, а в лучшем случае – еле тлеет, увы…

НОВОЯЗ?

Далеко не секрет, что в современно разговорном языке уже давно происходят не самые благотворные перемены. Вторжение в язык разных там западные новаций, типа "миллениум", "эксклюзивно", "биенале" и т.д. уже стали делом вчерашнего дня. Однако можно заметить и активное проникновение вульгаризмов, которые берут начало, скорее всего, в блатной лексике, которая с эпохой демократических перемен приобрела новые формы (все эти уже всем известные  новорусские "стрелки", "крыши", "бабло"). Также, можно заметить, что особый сорт вульгаризмов начинает набирать силу и  здесь — на просторах ЖЖ. Некоторые, в том числе именно что православные участники ЖЖ, фактически перешли, на некий новояз, где слова или намеренно коверкаются или пишутся, согласно некой причудливой транскрипции, созвучной тому или иному произношению.  А  есть и вовсе исключительные примеры — такие, как создание новой понятийной системы — при чем не на каком-то примитивном бытовом уровне, но, к примеру, в попытках создания целой мировоззренческой системы с некоторыми основами экклесиологии — как это осуществляется у  известного критика "системы" "Васи Тапкина" (его построения основаны на такого рода новых понятиях как "симулякр", "фофудья",  "дубло" и т.д.)  Здесь я не выношу каких-либо оценочных суждений относительно самой мировоззренческой системы такого рода, но просто обращаю внимание на тот словесный уровень, к которому вынуждены прибегать сегодня наиболее продвинутые миссионеры. Не знаю, наверное, это симптоматично. Если так дело пойдет дальше, то, не исключено, что скоро возникнет вопрос о возможном переводе  с церковнославянского не на русский, но — на некий новояз, гораздо более современному человеку понятный и схватываемый, что называется, на лету. Такого рода опыты уже есть. Правда, пока не вероучительных текстов, но исторических. Вот, к примеру, перевод Льва Гумилева одного исторического текста, сделанный на блатном языке:
                                                                                                         http://www.akhmatova.org/bio/humor05.htm

(сам я очень смеялся)