О Священном Предании

 

В предыдущей теме несколько вскользь упоминалась тема о Священном Предании. В частности один из комментаторов выразился следующим образом: "термин "Священное Предание" есть пустая семантическая оболочка, который каждый наполняет содержанием по своему собственному усмотрению" .

    

Да, вопрос о Священном Предании  не так прост, как может быть хотелось бы иному просвященному неофиту, но все же Священное Предание не является некой формальной величиной или виртуальной фикцией. Проблема здесь еще и в том, что многое, имеющее непосредственное отношение к Истине, часто не может быть адекватно выражено путем чисто рациональных констатации или определений. Так, к примеру, нет окончательных исчерпывающих определений самой Церкви — есть только приблизительные варианты. И это есть норма нашего отношения к Истине, потому что, если мы будем иметь метод познания Истины, дающий возможность рационального полного и окончательного исчерпывающего знания Истины, то это будет уже не истина, а некое заурядное явление в ряду других рядовых явлений. Сама Истина  скрывает в Себе неисчерпаемую возможность познания. При этом не значит, что знания Истины вообще невозможно — так, для нас, христиан, истина обретается во Христе.

     Христос есть Истина, и мы не можем сказать, что совсем не знаем, что такое истина, хотя и не можем утверждать, что знаем Христа во всей полноте, что познали Истину исчерпывающим образом. Здесь скрывается одна из своего рода антиномий, вообще присущих православному богословию, и берущей начало в антиномии проблемы "познаваемости-непознаваемости" Бога. Так и со Священным Преданием: поскольку истинное бытие Церкви имеет таинственный и до конца неизъяснимый характер, то и Священное Предание не поддается рациональному определению и окончательной кодификации — главным образом именно потому, что Священное Предание не есть просто некий корпус текстов и определений, но — непрекращающееся действие Духа Святого в Церкви. Плоды или следствия этого действия могут быть различными. Это и определения-постановления вселенских и других соборов, канонические правила, труды святых отцов, гимнография, неписаные традиции и т.д. и т.п. Проблема, однако, в том, что не все в этом неисчерпаемом корпусе текстов, обрядов и традиций равноценно и даже вообще истинно.  Что-то, несомненно, является богодухновенным, что-то — привнесенным, человеческим. И это есть тоже норма церковного бытия, поскольку Церковь есть богочеловеческий организм, где спасаемое человеческое не отметается и не подавляется, но имеет свободу осознанного выбора. В свою очередь возможные следствия этой человеческой свободы должны осознаваться и подвергаться апробации внутри Церкви, из чего собственно и выкристаллизовывается  Предание с большой буквы, оставляя за бортом истинности то, что было преданиями чисто человеческими. Желающих более серьезным образом вникнуть в данную проблематику отсылаю к статье Владимира Лосского "Предание и предания":

 

http://www.krotov.info/libr_min/l/lossk_v/predaniy.html

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.