Все записи автора iereys

«относительно интересов Православия…»

Читал «Дневники» св. Николая Японского. Вот, к примеру, характерный эпизод: своего рода плач святого-миссионера:

«О, как больно, как горько иной раз на душе за любезное Православие! Я ездил в Россию звать людей на пир жизни и труда, на самое прямое дело слу¬жению Православию. Был во всех четырех академиях, звал цвет молодежи русской…»   "И что же? Из всех один, только один отозвался на зов — такой, каких желалось бы иметь (воспитанник Киевской Академии П. 3абелин); да и тот дал не совсем твердое и решительное слово, и тот, быть может, из¬менит. Все прочие, все положительно, или не хотели и слышать, или вопрошали о выгодах и привилегиях службы. Таково настроение православного духовенства в России относительно интересов Православия! Не грустно ли?» «Боже, что же это? Убила ли нас насмерть наша несчастная история? Или же наш ха¬рактер на веки вечные такой неподвижный, вялый, апатичный, неспособный проникнуться Духом Христовым, и протестантство католичество овладеют миром, и с ними мир покончит свое существование? Но нет, недаром Бог сходил на землю; Истина должна воссиять в мире. Но скоро ли же? Не пора ли? Да, пора! Вот, Православие уже выслало в Японию миссионера, отца Григория с которым я теперь еду. Боже, что за крест Ты послал мне! И за этим-то я ездил в Россию? Истратил два года лучшей жизни? Все четыре академии дали пока вот только это сокровище, с которым я теперь мучусь и от разговора с которым, я думал сегодняшний вечер у меня голова поседеет….» (Святитель Николай Японский. Дневники)

А тут как раз позвонил один человечек и говорит, что с православием прощается, переходит в другое вероисповедание, вообще хотел бы уехать из России – вот, только, с семьей проблемы: непонятно как делить детей… Подробностей я сознательно не раскрываю, но один из аргументов, что «все православные – злые»… И в общем-то возразить принципиально здесь нечего. Очевидно, что мы не собрание совершенств… И если даже какие-то усилия прилагаем, то – далеко и далеко не все. Начатки нашей христианской любви, если они даже и есть, крайне не совершенны, увы. А ведь многие люди ищут прежде всего именно этого, на это обращают внимание… Как здесь быть и что с этим поделать, не знаю… Вот, свят. Николай Японский еще почти полторы сотни лет назад жаловался, что нет миссионеров, а тот, единственный, который нашелся, за один вечер досадил ему до седины в голове… Я и сам говорю и ратую о необходимости создания в Церкви работающих механизмов миссионерского характера… Но, как сказал, корифей марксизма, «кадры решают все». Значение личности и в истории, и в возможном миссионерстве – велико, особенно — личностей, исповедующих то, во что они верят, не на слове только, но и – на деле…

Один только Бог силен – сотворить себе чад и делателей «из камней сих»…

Идолопоклонство затрагивает всего человека…

А вот здесь корифей западной философской мысли все же ошибся:

 

«Весьма любопытной чертой, связанной с крахом на Уолл-стрит в 1987 году, является неуверенность в том, имела ли на самом деле место настоящая катастрофа и ожидается ли таковая в будущем. Правильный ответ — нет, реальной катастрофы не будет, потому что мы живем под знаком катастрофы виртуальной.  В этом контексте красноречиво проявляется несоответствие между фиктивной экономикой и экономикой реальной. Именно этот диссонанс и защищает нас от реальной катастрофы производительной экономики.  Хорошо это или плохо? Это то же самое, что несоизмеримость между орбитальной войной и территориальными войнами. Последние продолжаются повсеместно, но ядерная  война при этом не разражается. Однако если бы не эта несоизмеримость, ядерный конфликт уже давно бы произошел. Мы живем под бомбами, которые не взрываются, и виртуальными катастрофами, которые не разражаются. Это и международный биржевой и финансовый крах, и ядерное столкновение, и бомба долгов стран Третьего мира, и демографическая бомба. Можно, конечно, предсказать, что в один прекрасный день все это неминуемо взорвется, как предсказывают сейсмическое сползание Калифорнии в Тихий океан в ближайшие 50 лет. Но факты говорят о том, что мы находимся в таком положении, когда взрыва не происходит. Единственная реальность — это безудержный орбитальный кругооборот капитала, который, если и завершится обвалом, не повлечет за собой существенного нарушения равновесия в реальной экономике (в отличие от кризиса 1929 года, когда противоречия между двумя экономиками еще не были столь значительными). Без сомнения, так происходит потому, что сфера спекулятивных оборотных капиталов уже настолько автономна, что сами ее конвульсии не оставляют никаких следов»   (Жан Бодрийяр «Прозрачность зла»).

 

В отличие от 1987 года, нынешний так называемый кризис явно перетек из сферы виртуальной в сферу реальную. Впрочем, это не мудрено: поклонение золотому тельцу не может совершаться исключительно только в виртуальной сфере – идолопоклонство затрагивает всего человека, а  Суд Божий тем более не может быть виртуальным, Бог – реален

НЕВЫНОСИМАЯ СИМУЛЯТИВНОСТЬ БЫТИЯ…

Некоторые философы не устаревают:

 

     «То, что в течение тысячелетий составляло мир человека, в настоящее время как будто потерпело крушение. Мир, возникающий в качестве аппарата обеспечения существования, принуждает все служить ему. То, чему в нем нет места, он уничтожает. Человек как будто растворяется в том, что должно быть лишь средством, а не целью, не говоря уже о смысле. Он не может обрести в этом удовлетворение; ему должно недоставать того, что придает ему ценность и достоинство. То, что во всех бедах было непререкаемым фоном его бытия, теперь находится в стадии исчезновения. Расширяя свое существование, он жертвует своим бытием, в котором он обретает себя.

     Одно осознается всеми – с тем, что, собственно, и составляет главное в жизни человека, неблагополучно. Все стало сомнительным; всему грозит опасность. Подобно тому как некогда принято было говорить, что мы живем в переходный период и тридцать лет тому назад наше духовное бытие определялось как fin de siecle («конец века»), так теперь к каждой газете речь идет о кризисе» (Карл Ясперс. «Духовная ситуация времени»).

 

     Но вот, что интересно: применительно к жизни в Церкви, мы можем сказать, что такого рода процессы затрагивают и наше христианство —  «человек как будто растворяется в том, что должно быть лишь средством, а не целью, не говоря уже о смысле», — и это самая настоящая опасность. Уже неоднократно приходилось говорить о том, что часто средства в современной практике православной жизни оказываются вместо цели: вместо борьбы с грехом – подробная грехология на нескольких листах, вместо реальности и высокой напряженности евхаристической жизни – борьба за пост  и чтение канонов, вместо осознания реальности евангельских заповедей – фарисейское самоощущение своей добродетельности… Да симулякр (по Жану Бодрийяру) стремится действовать и в Церкви, потому что таков спрос толпы, которая в храм тоже захаживает и любит потреблять зрелища.  Но это не свойство, не вина и даже не беда самой Экклесии, это привнесенное в Церковь толпой искажение, угодное самой этой язычествующей массе… Но если мы христиане, а не имплозивная масса, которая хоть и не взрывается, но, подобно черной дыре, все поглощает в себя и гасит в себе, — то мы должны учиться быть Церковью, а не толпою, стремиться к настоящему, а не симулятивному единству во Христе…

НАЧАЛО МИССИОНЕРСТВА ПАТРИАРХА…

То, что за Литургией в день интронизации нового Патриарха, причащалось много мирян, уже говорит о некотором изменении былых обычаев. Лично меня, ранее, во время многолюдных  праздничных служб в храме Христа Спасителя (на Рождество и Пасху, к примеру) всегда смущало то, что молящихся мирян, фактически (за исключением детей) не причащали. Похоже, что данный печальный обычай теперь будет изменен. Надеюсь, что не только в храме Христа Спасителя в Москве (где на такого рода торжествах присутствуют, как правило, избранные), но и по всей нашей отчизне, где до сей поры кое-где у нас порой сохранилось рудиментальное не причащение мирян на Рождество и Пасху. А ведь Церковь не причащающая или не причащающаяся рискует утратить нечто главное в своем бытие — евхаристичность…

«Это не наша старушка…»

Во время прошедшего собора темы звучали более, чем серьезные…  теперь можно немного повеселиться?

На самом деле, к сожалению, православное сообщество далеко не едино. И вся предсоборная полемика об этом свидетельствует. Но все же — Церковь одна, народ  — тоже один, и в этом смысле каждая старушка — наша… (должна бы быть).

«Правила cвятых Апостолов, Cоборов и Отцов оставлены без внимания»

Случайно наткнулся на один любопытный документ. Почти полторы сотни лет прошло, но очень многое совершенно не устарело.  Далее — достаточно большая цитата… В конце — небольшой комментарий.

О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской Православной Церкви

Записки епископа Игнатия Брянчанинова 1862-1866 гг.

 

Читать далее

Молчаливость пастыря вредна…

"Но послушаем, что Господь говорит посланным проповедникам: жатва убо многа, делателей же мало: молитеся убо Господину жатвы, да изведет делатели на жатву Свою. Для многой жатвы мало делателей, потому что без тяжкой скорби говорить не можем, что много есть таких, которые слушали бы о добрых делах, но не достает таких, которые говорили бы о них. Вот мир наполнен священниками, однако же на жатве Божией весьма редко можно найти делателя, потому что мы, хотя принимаем должность священническую, но не выполняем обязанностей этой должности. Но взвесьте, возлюбленнейшая братия, взвесьте, что говорится: молитеся убо Господину жатвы, да изведет делатели на жатву свою. Вы за нас молитеся, чтобы мы могли достойно трудиться для вас, дабы язык не уставал от увещания, дабы, после того, как мы заняли место проповедничества, наша молчаливость не осудила нас пред Праведным Судией. Ибо часто язык пропинается от собственного нечестия проповедников, но часто и по виновности предстоящих не предлагаются им слова проповеди. Язык препинается от собственного нечестия проповедников потому, что Псалмопевец говорит: грешнику же рече Бог: вскую ты поведаеши оправдания Моя (Пс.49:16)? И наоборот, голос проповедников замолкает от порока предстоящих, как говорит Господь к Иезекиилю: язык твой привяжу к гортани твоему, и онемееши и не будеши им в мужа обличения, понеже дом разгневаяй есть (Иез.3:26). Ясно Он говорит как бы так: "У тебя отнимается слово проповеди потому, что когда народ разгневал Меня своими действиями, тогда он соделался недостойным увещания к истине". Но за чей именно порок отымается у проповедника слово, определить трудно. Но решительно известно, что молчаливость Пастыря вредна, иногда для него самого, а всегда — для предстоящих".
(Свт. Григорий Великий Двоеслов. Беседа XVII, произнесенная к Епископам на источниках Латеранских. Чтение Св. Евангелия: Лк.10:1-9)

БЕСПЕЧАЛЬНОСТЬ…

Вот, наверное, качество столь необходимое каждому и столь трудно достижимое:

"Не только безмолвник или послушник, но и игумен, настоятель над многими, и он, все устрояя, должен быть беспечален, то есть свободен от печальной заботы о житейских потребностях. Ибо если печемся, то оказываемся преступниками заповеди Божией: не пецытеся душою вашею, что ясте, или что пиете: ни телом нашим, во что облечетеся… всех бо сих языцы ищут (Мф. 6, 25, 32)" (преп. Симеон Новый Богослов)

Действительно, христианин в идеале должен быть внутренне беспечален, радостен. Дух мира сего, напротив, обуреваем заботами, страхами и печалями. Одна тема так называемого кризиса чего стоит, являясь заведомо тревожной, пугающей. Но христианин не должен пугаться, вообще быть пугливым. Из воспоминаний о патриархе Тихоне известно, что, не смотря на великие бедствия того времени, скорбя и молясь, патриарх был радостен и беспечален внутренне, действительно во всем полагаясь на Бога. Нашему новому патриарху придется решать множество вопросов и проблем в самых разных сферах — церковных и общественных. Вряд ли это будет без скорбей и трудностей. Но дай Бог ему также быть радостным и беспечальным внутренне, чтобы и внешне являть истину о Христе. И всем нам, в том числе и здесь, в ЖЖ, этого же крайне не достает – истинной радости о Христе и внутренней беспечальности, которая была бы не синдромом психического расстройства (беспричинной веселостью), но настоящим христианским упованием…